В цепи технологических инноваций внедрение видео сыграло сокрушительную роль. Для художников же технология видео стала, своего рода, оружием, позволяющим им при сравнительно малых затратах совершать идеологические арт-диверсии в лишенном обратной связи коммуникационном поле индустрии потребления товаров, развлечений, политики. Объект их творческой деконструкции — индустриальная прагматическая логика производства изобразительных клише, в то время как цель — реконструкция смыслопроизводства в процессе создания и восприятия изображения. Методы, используемые ими в этом процессе, весьма разнообразны, но, тем не менее, можно наметить их основные направления. Во-первых, это наиболее распространенный прием, инициаторы которого и их единомышленники в среде дизайна преследуют своей целью развенчание чисто репрезентативной риторики публичных рекламных мифов, возводимых о себе коммерческими компаниями, политиками и т. Осуществляется подобная тактика зачастую весьма простыми приемами симуляции языка массовой культуры через искажение изначальных образных посланий, например, переиначивания игры слов слогана, или замены визуального сопровождения к нему, или любыми другими перекомбинациями исходных значений.

1.2. Детерминанты, или корни религии

Давыдов занимают видное место в культуре ХХ века. Это связано прежде всего с такими трагическими событиями как первая и вторая мировые войны. Возведение смерти в Абсолют выросло до масштабов гигантского социального явления, стало феноменом массовой культуры. Взять хотя бы эти фильмы ужасов. Да и не только они. Обыкновенный фильм, не относящийся к разряду фильмов ужаса.

Страх и жадность стали важными фактором организации городского сообщества в пригородах как новый и уникальный социальный феномен. которые с ужасом вспоминают многочисленные кражи и угоны.

Эти бессознательные влечения возвращают ее к нуминозного ощущение рождения"своего мира" и впоследствии становятся безудержным для его бытия, поскольку аффективное состояние разрушает структурно-рациональные возможности"Я-сознания", возвращает ее к регрессивного состояния. То есть,"Я-сознание" не может мыслить сама себя, поскольку страх ей мешает и подавляет его активный элемент. Она вытесняет родовой страх снова в бессознательное, и, таким образом, создает механизм возврата аффекта к бессознательному.

А сам поезд в Единый и воспоминания о своем рождении сакрализуються и табуюються"Я-сознанием" как в внутриструктурных основе мышления, так и в ее внешних проекциях, которые создаются и существуют в социокультурных феноменах. Однако, встреча с архетипических образов коллективного бессознательного и порождение новых феноменов культуры человечества, которые расширяют границы сознательного существования человека и соответствуют ее самовоплощения, не только возвращает"Я-сознание" назад к ужасу своего рождения, но связана с наслаждением и любовью.

Благодаря этому нуминозного ощущение включает в себя ужасно атрибут противоборства противоположностей либидо. Это онтологическое чувство превращается в мифологические образы, которые для"Я-сознания" является собственной, трансцендентной субстанцией, существующей как единственное, но в различных вариациях и видах.

Юнга, для"Я-сознания" ужасающим может быть все, что находится снаружи и внутри вне его воли и понимания, что создает психологическую традицию мизонеизму - страха неизвестного и нового. Под влиянием мизонеизму"Я-сознание" с целью опередить свою временную"некомпетентность" создает возможные варианты будущего, фантазирует"новое" в форме социокультурных феноменов и научных гипотез объяснения"своего мира" в рамках эмпирического опыта. Одновременно с этим, чтобы защитить себя от поездов коллективного бессознательного, своего семейного страха"Я-сознание" создает социокультурные символы и барьеры, минимизирует свое Единственный трансцендентный страх и табуюе его для чувственного раскрытия для самой себя.

С целью отделения от трансцендентного страха"Я-сознание" проектирует свой уже минимизирован страх в различных формах и проявлениях на социокультурные феномены, как на новые, так и на уже существующие. Таким образом, социокультурные феномены сами по себе становятся автономными носителями минимизированного ощущение трансцендентного страха и имеют самостоятельный влияние на человеческое бытие.

Яркова кандидат культурологии, докторант Кыргызско-Российского Славянского университета Социокультурные аспекты современного терроризма Современный мир - невероятно сложен, и все, происходящие в нем, несет на себе отпечаток этой сложности. Терроризм - не исключение, эта"чума века" имеет непростую природу. Террористический акт, как правило, опирается на сложную систему мотиваций, поэтому, изучая истоки терроризма, необходимо учитывать весь комплекс порождающих его факторов.

Распутать запутанный клубок политических, экономических, социальных, культурных причин современного терроризма - задача трудная, здесь нужны усилия политологов, экономистов, социологов.

Беспорядок, аномия вызывают ужас, часто сакрального характера. не страх и не жестокость, но позитивная попытка организовать окружение, придать ему феномен, поскольку смысл типичности в человеческом сообществе.

Сообщите промокод во время разговора с менеджером. Промокод можно применить один раз при первом заказе. Тип работы промокода -"дипломная работа". Страх как социальное явление внешних противоположностей бытия. Страх выступает важнейшим аспектом развития бытия и заключается в возможности потери всяким конкретным бытием нечто своей непосредственности, собственного качества, возможности самовыдвижения. Страх как результат экспансии иного имеет следующие модификации: Будучи имманентной характеристикой развития бытия, страх обусловливается его основными формами движения, взаимодействия его сущностных компонентов: Объективными предпосылками своего возникновения страх сопоставим с такими явлениями духовности, как любовь, надежда и свобода.

Гегель рассматривает механизм появления человеческого страха через диалектику взаимодействия отдельного, эмпирического, конечного сознания и сознания всеобщего, абсолютного, бесконечного. Субъект осознает себя в качестве активного, деятельного существа. Ощутив силу собственных потенций, субъект экстраполирует их на внешний мир, фиксируя при этом свою ограниченность, проявляющуюся а в пассивно-эгоистическом характере эмпирического сознания. Самоотрицаясь в бесконечном едином, субъект освобождается от страха, приобретает свободу.

Субъект, пребывая в абсолютной самости, в которой его собственная самость исчезает, вновь обретает положительное содержание, но уже в абсолютной вере в Единого. По Гегелю, социальный страх — это ощущение субъектом собственного ничтожества по сравнению с богом.

Этический аспект проблемы страха

Кроме того, фиксирует Юм, надежда и страх возникают не только в силу недостоверности блага или зла, но и в силу неопределенности рода этих аффектов. Известие о смерти одного из сыновей, считает Юм, не превратится у отца в чистое горе, пока он не узнает, кого из сыновей потерял 1, Диалектическое понимание причин страха как потенциальной взаимообусловленности невозможного, возможного и действительного — несомненно, значительное открытие Юма. Таким образом, страх, — это единственное препятствие, которое общество может противопоставить страстям своих вождей.

Данный нематериальный феномен, являясь полноценной субстанцией Он означал ужас, страх перед небытием, болью, хаосом и разрушением. . уничтожение самости, образуются группы социокультурных маргиналов.

Это общество, порождающее риски различного рода, с которыми люди сталкиваются в своей повседневной жизни будь то природные и техногенные аварии, эпидемии новых заболеваний и пр. Отсюда, имеет место ситуация, когда люди, осознавая высокий уровень риска той или иной ситуации, не имеют доверия к экспертам, которые могли бы защитить их. Так, удел политиков, ученых, инженеров, врачей, словом, специалистов и экспертов, — предпринимать реальные действия в отношении различного рода угроз.

Однако когда этот способ не является доступным, то возрастает значимость символического способа защиты от угрозы. Болезнь является одной из тех трудных жизненных ситуаций, с которыми сталкивается индивид в своей жизни [5,8]. Отсюда, очевидно, что индивиду необходимо адаптироваться к новой ситуации на различных уровнях, в частности — на социальном и психологическом. В рамках клинической психологии существует направление исследований, нацеленных на анализ внутренней картины болезни, выявление факторов, определяющих ее специфику, на изучение того, как человек адаптируется к хронической болезни [6,7,9].

Однако изучение стратегий преодоления трудных жизненных ситуаций, обусловленных болезнью, имеет еще одну грань, требующую отдельного рассмотрения. Речь идет об анализе того, как люди справляются с коллективной угрозой, связанной с появлением новой болезни, особенно — смертельно опасной. В нашем случае в фокусе внимания оказывается — ВИЧ.

В самом начале эпидемия этой болезни вызывала панический ужас: Новым в болезни было и то, что наряду с эпидемией самой болезни шла социальная эпидемия, связанная с дискриминацией, стигматизацией больных.

«Тусовка» как социокультурный феномен

В теории дифференциальных эмоций К. Изарда страх отнесён к базовым эмоциям, то есть является врождённым эмоциональным процессом , с генетически заданным физиологическим компонентом, строго определённым мимическим проявлением и конкретным субъективным переживанием. Страх мобилизует организм для реализации избегающего поведения, убегания. Когнитивно сконструированные причины возникновения страха:

Аннотация. Стремление осмыслить феномен страха и степень его влияния на жизнь вопросом об обусловленности страхов в социокультурном аспекте. . человек уходит из жизни, то он издает крик, испытывая страх или ужас.

Исследования этих авторов позволяют заметить обусловленность страхов социокультурными факторами. Издательство Уральского университета, Выделить социокультурные механизмы, выработанные для преодоления психо-эмоционального напряжения, вызванного страхом. Различные аспекты диссертационного исследования обсуждались: Они могут стать той внутренней установкой, которая будет сильнее страха. Вариантов здесь может быть множество:

Сколько стоит написать твою работу?

Эмоции как психофизиологический феномен В предыдущем разделе была показана важность объективной оценки психоэмоциональных состояний человека при производстве различного рода испытаний и экспертиз. Это предусматривает изучение эмоционального процесса как психофизиологического феномена. За последние десятилетия накоплено большое количество фактов, систематизировано множество наблюдений и данных об эмоциях, приобретен некоторый опыт их экспериментального исследования.

Апология смерти и “метафизика ужаса” (Ю. Н. Давыдов) занимают видное место “Феномен страха нельзя считать ни локальным или периферийным, .

Детерминанты, или корни религии Важным аспектом объяснения религии является выявление факторов возникновения, существования и воспроизводства веры в сверхъестественное. В этой связи может быть выделен комплекс социальных, психологических и гносеологических детерминант корней религии. Социальными детерминантами называют объективные факторы общественной жизни, которые, продуцируя зависимость людей от внешних условий, необходимо рождают и воспроизводят религиозные верования, сохраняют религиозные традиции.

Одни из них связаны с отношениями людей к природе, другие — с отношениями между людьми. В доклассовом обществе ведущим фактором религиозности выступало бессилие человека перед явлениями природы, обусловленное отсутствием адекватных представлений об окружающем мире, о причинах, порождающих те или иные явления. Окружающая первобытного человека природа выступала по отношению к нему как нечто враждебное, таинственное и могущественное.

Сознание человека порождало догадки, фантазии, игру воображения. Природа в результате наделялась сверхъестественными свойствами, населялась мнимыми существами, духами. Разнообразные явления, стихии, предметы, от которых зависела жизнь человека, становились объектами поклонения. С развитием общества, прогрессом науки и техники закономерно ослабевала зависимость людей от природы, однако, и в наши дни повседневная жизнь человека не гарантирована от воздействий стихийных природных процессов, стихийных бедствий.

Более того, появилась и нарастает опасность техногенных катастроф, экологического кризиса. Созданная в борьбе с природой искусственная среда предопределяет новую ситуацию риска и зависимости.

Феномен страха успеха: теоретические основы проблемы исследования

Москва В современном обществе человек испытывает все большее противоречие между своей биологической сущностью, качествами, данными ему природой и социальным положением, требованиями, предъявляемыми социальной средой. Ситуационное напряжение, связанное с социальной дезадаптацией не всегда находит свое разрешение в виду невозможности полной реализации биологических потребностей, что приводит к срыву приспособительных механизмов, увеличению неврозов, неврастений и психоэмоциональных расстройств.

Этому способствует и несоответствие биологических и социальных ритмов, приводящих к нарушению нейроэндокринного равновесия в организме, появлению болезненной адаптации. В последние годы выделяют особую болезнь — так называемый синдром хронической усталости СХУ. Обычно заболевают люди творческого склада, чаще женщины. Это заболевание по клиническим признакам напоминает неврастению, но с более отягощенным течением:

Террор (лат. terror «страх, ужас») — устрашение противника путем от господствующих социокультурных отношений и культуры общества в целом. В любом случае террор, как социальный феномен, выступает средством.

Нагибина, 13, РГУ, ауд. С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке РГУ г. Проблема страха и его влияния на жизнь каждого индивида в частности и всего общества в целом ставилась и решалась и прежде, однако век стал эпохой, которая отмечена крайней перевозбужденностью и беспокойством — социокультурные условия возникновения, спектр, масштабность, вариации страхов стали иными. Проведение данного исследования диктуется потребностью в осмыслении качественно нового этапа в эволюции понимания страха.

Теперь это понимание во многом строится через призму современного состояния культуры — постмодерна, которое выражается не в последнюю очередь в ее уязвимости и нестабильности. Привлекательность и ужас положения переплетаются во фразе: Современный человек чувствует себя незащищённым, несмотря на то, что столько создал для своей безопасности.

Зачастую катастрофы, постигшие человечество в столетии, - результаты деятельности самого человека, в том числе и направленной на защиту людей от угроз окружающего мира, и на повышение комфортности жизни. Мощнейший характер приобретает манипуляция страхами.

ВИЗУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН.

Интерпретация феномена страха в историко-философской традиции……………………………………………….. Этическая интерпретация проблемы страха… Традиция определения страха в качестве базового понятия, известна с древних времен. Проблема страха, многообразно варьируясь, во все века представляла собой одно из средоточий философских исканий человечества.

Каждый человек, живущий в нашем обществе, может понять на собственном опыте и из наблюдений за живущими рядом с ним людьми, что страх и тревога в середине двадцатого столетия стали всепроникающими и глубинными явлениями. Однако проблема страха разрабатывалась преимущественно в парадигме психологии, а этический аспект данной проблемы практически не затрагивался.

Страх как феномен культуры Текст научной статьи по специальности . и ужас которого переплетается во фразе: «Единственное устойчивое ставят вопрос о социокультурной обусловленности страхов, строящейся на.

Значение и толкование слова , определение термина 1 Страх - Существуют различные виды страха: Моральный и интеллектуальный страх гораздо хуже. Всякий страх в той или иной мере вызывает злость, которая, поскольку не смеет излиться на устрашающий объект , находит выход в тирании над более слабым. Так же, как жестокость властителей порождает страх, страх рабов порождает жестокость.

Страх общественного осуждения, вероятно, является одной из главных причин низости и суровости современного мира. Такой страх связан с ложью , жестокостью, суевериями, унижением человека , социальным порабощением и зависимостью от природы, он есть в глубине эротики, закрывает дорогу к истине и добру, обесценивает жизнь и лишает надежды, привязывает к низшему. Его побеждает любовь к истине. Христианство решительно выступило против демонов, порабощавших человечество такими страхами, но в ходе истории в христианство отчасти проникли и эти виды страха.

Однако, если не сделать такого шага сквозь свой страх, то человека, отвернувшегося от"зова бытия", ждет отчаяние. И здесь два его вида: Последний не утрачен и после грехопадения:

Страх как социально-философский феномен

Понимание смерти в истории культуры 2. Представление о смерти в европейской культуре 3. Смерть в современной культуре Заключение Список литературы Введение: Феномен смерти уникален во всех возможных смыслах. Изучение смерти - и как социокультурного феномена, и как физического явления, и как образа образов восприятия в человеческой психике — актуально всегда, так что нет особой необходимости обосновывать актуальность изучения:

На данном условно-теоретическом уровне феномен страха некоторые ученые . До градаций страха он относил: ужас, панику, боязнь, тревогу, Тревога в отличие от страха, это приобретенный, социокультурный феномен;.

Смерть как экзистенциальный и культурный феномен Игра как детская игра расположена в начале линии жизни, любовь — на ее вершине, смерть — в конце. Осуществленное позитивистской социологией изгнание темы смерти из понятия социального, то есть перевод конечности отдельного человека в бесконечность социального, закрыло целое направление в понимании человека и его существования.

Между тем отношение к смерти определяет формы всех религиозных культов, входит в содержание многих философских доктрин, является предметом крупных научных направлений в психологии, психиатрии, антропологии и демографии. В рамках же феноменологической социологии смерть понимается как одна из пяти основных экзистенциальных констант, определяющих линию существования человека в социальной среде труд, любовь, доминация, игра и смерть. Соотнося смерть и культуру, мы можем сказать, что смерть есть природный, внекультурный феномен, поэтому в самой культуре такая внеположенность воспринимается в ауре непостижимой загадочности, а ее трагизм для отдельной личности начинает ощущаться лишь в связи с обострением чувства личного бытия, осознания ею себя как неповторимого существа.

Это утверждение основано на данных, добытых с помощью исторического метода. В Древнем Египте вопрос о смерти и отношении к ней решался по видимости просто: В социальной жизни господствовал культ мертвых построение и украшение величественных гробниц, огромных пирамид, возникновение и расцвет искусства бальзамирования. На Востоке Япония существовал культ предков, в основании которого лежала убежденность людей в том, что человек продолжает свою жизнь в потомках и умирает окончательно лишь тогда, когда его род прервется.

В Индии массовое сознание пронизывала и пронизывает и поныне идея перевоплощения душ — сансара. Для исповедующих эту идею реальный мир — временный мир, более того, иллюзорный мир, а реальность — в потустороннем существовании.

ВЫЗОВ ДУХОВ